Архив

Posts Tagged ‘книги’

Прочитано летом

С покупкой планшета, а позже и смартфона, стала заметно реже читать  книги. Ведь намного проще поиграть в Аngry Birds, или перед сном полазить по соцсетям, чем постигать мысль автора, да еще и на английском языке, на котором я в последнее время стараюсь читать литературу. Но вот решила прекратить эту пагубную тенденцию с бессмысленным интернет-серфом и вернуться снова к чтению.

За лето я прочла совсем немного. Зато наконец начиталась вдоволь Дафны Дю Морье, читала разное, и на русском, и на английском, в том числе и «Птицы» (хотя Хичковоских я так и не посмотрела). Но в конце концов психологические и мистические триллеры несколько приелись и я попробовала взяться за что-то другое.

Выбор пал на уже давнего знакомого Хега. Я его несколько забросила после «Женщины и обезьяны», не то, чтобы разочаровалась, но стало неинтересно. Книга, в целом, не плохая, но о ней даже отдельно писать ничего не хочется.

И вот я взялась за «Тишину».

После «Тишины» я скажу, что с Хегом у меня, наверное, все. Не думаю, что возьмусь за что-то еще его авторства. «Тишина» — достаточно большая книга, увлекательная,  но читала я ее долго, даже несмотря на то, что читала на русском. И временами было ощущение, что я продираюсь, а не читаю — так все как-то запутанно, полунамеками. Это, в общем-то, типично для Хега, но все равно  слишком муторно. Но при этом и бросить не могу — затягивает, интригует! В общем, так бы я ее читала до зимы мелкими перебежками, если бы не пятичасовая электричка Джанкой-Керчь, в которой я наконец-то одним махом добила этот роман и выдохнула. Развязка, кстати, не очень, как по мне.

Следующее, за что я взялась — «The Perks of Being a Wallflower», автор Stephen Chbosky.  Спасибо Коле за наводку. Читала на английском, были опасения, что будет сложно после долгого перерыва, а в итоге такое ощущение, что книга не читается, а пьется, так как написана простым понятным языком.

Книга построена в виде писем одному человеку, кому именно и почему ему — объясняется в самом конце. Поэтому книга чем-то даже напоминает жж, разве что без комментариев и с охватом более длительных промежутков времени. Можно сказать, что книга о подростковых проблемах, но тогда это может быть проассоциировано с чем-то глупым и примитивным, а это не так. Там много интересных мыслей и созвучных чувств, поднимаются достаточно сложные проблемы и вопросы, но при этом без закапывания в нечто уж совсем глубоко психологическое или заумное. Просто переживаешь вместе с рассказчиком. И это цепляет.

Правда, концовка меня несколько обескуражила. Мне кажется, что это уже был перегиб. Сначала я даже решила, что неверно поняла из-за английского, полезла в Википедию перепроверить себя, но все оказалось именно так. Ну, такова была задумка автора, его право.

В романе упоминается много других книг — учитель дает их на прочтение главному герою, и каждая такая книга становится favorite. Эти книги — классика, почти о всех слышала, но из всего списка лично я прочла только «Над пропастью во ржи» (и хотела бы прочесть в оригинале), «Убить пересмешника» и «Гамлета» (еще в школе, так что вы сами понимаете). И вот хочу теперь взяться и за остальное из этого списка.

К тому же, осенью будет премьера экранизации, и теперь я жду ее ровно точно так же, как ждала экранизацию «Не отпускай меня»

Прочитано весной

Март 4, 2012 2 комментария

Опять же, чтобы не плодить сущности, буду группировать все в одной записи.

  • Jonathan Safran Foer «Extremely Loud and Incredibly Close»

Перед тем, как смотреть одноименный фильм, решила прочесть первоисточник. Русский перевод некого Арканова оказался отвратительнее некуда: «расколоться» вместо «рассмеяться», «crack up» (капец, я весь вечер голову ломала, чтобы это могло значить, по контексту это «расколоться» не вписывалось ни разу), «зыкинский» как перевод «heavy», и т.п., в итоге у меня не выдержали нервы, перекопала интернет и нашла оригинал. Причем в оригинале язык проще некуда, как можно было так мерзко перевести, ума не приложу.

Книга о ребенке, потерявшем отца 11 сентября 2001 года. И о пожилых людях, ставшими каждый по-своему несчастными после бомбардировки Дрездена. Символично, мне кажется. В одной главе упоминается Япония — и это тоже символично. Книга явно предназначена оставить у читателя ощущение «heavy boots», но чего-то ей не хватило, чтобы это удалось. Во всяком случае, я дочитывала без особого интереса и только ради того, чтобы дочитать. Ни особо цепляющих мыслей, ни толково законченного сюжета, такое себе пережевывание то одной, то второй истории, с примитивным давлением на жалость, а все загадки и интриги становятся предсказуемыми довольно быстро. Возможно, это подошло бы как детское чтение, хотя тема кажется тяжелой, но мы же росли на книгах о Великой Отечественной и ничего. Но, конечно же, автор решил, что куда ж в наше время без раскрытия темы секса, а чтобы не быть банальным, пускай он будет еще и старческий. В итоге книга уже как бы и не для детей.

The Sense of an Ending

Февраль 18, 2012 Оставьте комментарий

До этой книги я читала только одного лауреата Букеровской премии — Кадзуо Исигуро, «Остаток дня». После Барнса подумываю, не взяться ли за список остальных лауреатов. Уж больно хороши были эти оба.

Небольшая книга, полная размышлений касательно одной загадки, и с очень неожиданной развязкой. Читала на английском — было сложно, много непривычных слов. А так как книга не растянута на «литье воды», то чтобы понять следующий абзац, нередко приходилось еще внимательнее перечитывать предыдущий — стоило хоть что-то не понять и нить терялась. Попутно пыталась представить, за что книга получила такую награду. Но сам слог не был сложным, и темп не был слишком сжатым — напротив, очень понравилось, как пишет этот автор. Просто сказывалась нехватка «литературного» словаря. К концу книги я была не уверена, что ничего не упустила, а узнав разгадку, перечитывала некоторые места отдельно — было странное чувство, что я понимаю что-то не так. Чувство, почти как у героя книги.

Но все оказалось так.

А я теперь гляжу библиографию Барнса и размышляю, за что взяться дальше.

Книжное-киношное

Февраль 12, 2012 Оставьте комментарий

Внезапно обнаружила, что если зарегистрироваться на Флибусте — долгих ей лет без тревог со стороны всяких копирастов — то открывается много полезных возможностей, как, например, вести учет прочитанных книг с оценками, или скачивать книги на английском (признаться, я к ним уже так привыкла, что перед русскоязычной книгой трижды думаю — а читать ли?). Знаю, что есть множество ресурсов, где можно вести учет прочитанного, но все они неудобны тем, что это именно отдельные ресурсы, про которые очень легко забыть. А на флибусту я зайду рано или поздно хотя бы с той целью, чтобы скачать очередную книжку.

Так вот, благодаря этой функции, потихоньку стала наводить порядок среди того, что же попадало мне в руки, а теперь — в читалку.

Начну с начала года. В Москве прочла замечательную книгу, которую мне подарил Вик, небезызвестного автора Харуки Мураками — «О чем я говорю, когда говорю о беге». Книга достаточно автобиографичная и, честно вам скажу, Мураками я после этой книги зауважала в стократ сильнее, чем просто за все его хорошие и легкочитаемые романы. Уверена, что в ближайшем времени перечитаю эту книгу снова, и что это будет не последний раз. Слишком много там созвучного. И после прочтения хочется активно жить :)

и еще четыре книги

On the Beach

Декабрь 15, 2011 Оставьте комментарий

«На последнем берегу» далеко не тот фильм, который стоит рекомендовать для создания рождественского настроения. И тем не менее, трехчасовой фильм без хэппи энда о последствиях ядерной войны я досматривала в час ночи, не могла оторваться. Странное ощущение. Зная финал, все равно продолжаешь верить, что в итоге все будет хорошо.

В отзывах прочла, что фильм очень отличается от книги Невила Шюта, по которой поставлен. Видимо, из мазохизма и желания окончательно впасть в депрессию взялась читать. И действительно, у героев книги и почти одноименного фильма общие, разве что, имена. Характеры же и ситуации переписаны до неузнаваемости. В принципе, это было даже интересно. Финал, ясное дело, и там и там безнадежный.

Отдельно доставило объяснение того, как развязалась эта война. По биографии Шюта не скажешь, что он был недалеким человеком. Но кое-что в его книге просто шедеврально. Хотя как знать, может быть в 1957 это не выглядело несуразицей.

«Тут-то он впервые услыхал о русско-китайской войне, разгоревшейся из войны Россия — НАТО, которую в свой черед породила война между Израилем и арабскими странами, затеянная Албанией

Что касается радиации, то в книге тоже не все стыкуется с действительностью. Но, видимо, кого эта радиация в дочернобыльские времена сильно волновала.

«Под самый конец непосредственной причиной смерти может стать инфекция или лейкемия. Понимаете, организм обезвоживается, теряет соли, и кроветворные органы разрушаются.»

Ну и больше всего, конечно же, доставило это:

«- Все это связано с тепловодными морскими портами, — сказал он. — У русских зимой не замерзает только один-единственный порт — Одесса, а она находится на Черном море.»

Ну а если закрыть глаза на эти и некоторые другие моменты, а сконцентрироваться только на героях книги и их взаимоотношениях, то книга хорошая. Даже несмотря на безнадежность истории.

Smilla’s Sense of Snow

На пару с Тенгу дочитали книгу Питера Хёга «Смилла и её чувство снега» и посмотрели экранизацию. И книга, и фильм весьма хороши и захватывающи. Конечно, всех деталей и нюансов книги на экран перенести не удалось, но радует то, что все модификации сюжета были не режиссерской отсебятиной, а вполне логичными и обоснованными действиями в пользу лучшего ощущения истории.

А под катом — цитаты

Питер Хёг

Ноябрь 26, 2011 2 комментария

Обещаю себе писать о всех прочитанных книгах, вдумчиво и с цитатами, а в итоге пишется в основном только о таких, которые не дают о себе молчать. О таких книгах, вечерней встречи с которыми ждешь с самого утра.

Каждый раз, когда заканчиваешь читать произведения полюбившегося писателя, становится немного одиноко, как будто теряешь близкого друга, с которым провел столько времени. Но здесь все как в жизни, время проходит, но оно же и лечит, и рано или поздно ты опять находишь того, кто становится тебе близок.

Питер Хёг. Датский писатель. Прочитала «Условно пригодные». Не скажу, что поняла, о чем книга, честно. Но не поняла по-хорошему — я до сих пор не могу перестать пытаться ее осознать, переварить, хотя последняя страница уже давно перевернута. Книга, которая больше чувствуется, чем понимается. И которая наводит на много размышлений.

«Если твое сознание замечает только тебя самого, то оно видит только время, которое невозможно вернуть. Но если оно замечает семью, родственников, детей, рождения, общение с другими людьми, то оно видит повторения, тогда время скорее похоже на поле, на равнину, на континент, где можно путешествовать, а не на песочные часы, в которых струится песок, которому быстро приходит конец»

Сейчас читаю «Смилла и ее чувство снега». И снова это мучительное чувство, когда уставшие за целый день глаза не могут фокусироваться на буквах глубокой ночью, а прерываться не хочется, хочется дочитать до самой последней страницы как можно скорее. Греет душу и то, что по этой книге снят фильм. Хотя не факт, что он не станет разочарованием. А книга разочарованием не станет точно, какой бы ни был финал — я буду благодарна уже даже за ее четверть , которая мне пришлась более, чем по душе.